Давид Барон. «Жажда примирения» (1855 – 1926)

David BaronДавид родился в религиозной семье на территории Российской империи. Он с детства знал о Боге, и о необходимости примирения с Создателем. По его собственным словам, испытав своё сердце, он не нашёл в нем ничего, кроме «тьмы и мрака». Душа его была в смятении – ни соблюдение заповедей и традиций, ни раввины, ни Талмуд, ничего не могло успокоить ее. Добрые дела и исполнение закона для него больше были религиозной обязанностью, чем любовью к Творцу, и они казались ему тщетой. Чем религиознее он становился, тем чувствовал себя всё более несчастным. Он молился о чем-то большем: о «духе правды», о «чистом сердце», которого жаждал и царь Давид. Поделившись с другими своими переживаниями, в ответ он услышал, что повода для беспокойства у него не может быть, потому что он хороший еврей. Что ещё он мог сделать?

Бремя

Знание Писаний обернулось для него проклятьем. Ибо: «душа согрешающая умрёт» (Иез. 18:20), и «душа тела в крови» и она предназначена для жертвенника (Лев. 17:11).
Как получить это желаемое прощение? Он стремился избавиться от греховного бремени, но, без примирения с Богом это невозможно в той религиозной системе, в которой он родился.
В детстве он едва не погиб в серьёзной аварии. Перепугавшись, он просил у мамы ручательств за его жизнь.
«Ты – хороший мальчик, и после смерти отправишься на небо».
Его это не впечатлило, в ответ он сказал: «Я – не такой, и если моё пребывание на небе зависит от того, насколько я хороший, то мне туда никогда не попасть». У него было трудное детство.

Тоска мира

Но у Бога относительно него был план, и Он свёл его в с двумя христианами, евреем и не евреем. Они рассказали ему о Спасителе, имя Которого вызывало у Давида ненависть и предубеждение. Это и не удивительно, потому что всё, что он знал об Иешуа было то, что Своих последователей Он призывал служить идолам и преследовать евреев. Когда ему было четыре года, мама научила его, всякий раз, проходя мимо церкви, повторять:
«…отвращайся этого и гнушайся этого, ибо это заклятое» (Втор. 7:26). Он знал, что христианство – для язычников, и что еврей, исповедующий Иешуа, – немыслимое явление и горе, – которого, скорее всего, подкупили.
А этот отступник, этот «мишуген», казался счастливым и довольным, и имел мир и уверенность в том, о чем всю жизнь тосковал Давид. Как-то в разговоре этот верующий еврей признался: «Что до меня, скажу честно, как перед Богом, что до встречи с Машиахом я не знал, что такое истинное счастье». Давид старался изо всех сил: он приводил доводы против мессианства Иешуа из Писаний и Талмуда, но единственным камнем преткновения было очевидное счастье человека, который веровал.

Служение единому Богу

Вскоре Давид впервые прикоснулся к Новому Завету. Он был удивлён. Наученный тому, что Иисус из Назарета – лжепророк, и вдруг этот Человек учит других служить единому Богу, живому и истинному, Богу Авраама, Ицхака и Йакова, Богу Израиля. «… Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи» (Мф. 4:10). Эти слова подействовали на Давида особенно. А следующая глава с Нагорной проповедью просто ошеломила. Поскольку он продолжал читать, то сделал вывод, что «…человек этот говорил так, как никто и никогда не говорил!» Талмуд, тем не менее, называл Его «величайшим грешником в Израиле».

Знания

Всё, что ни делал Давид, он делал на совесть. Без всякой помощи и консультаций, он прочитал и изучил Новый Завет в течение двенадцати месяцев, анализируя и сравнивая его с Ветхим. Больше всего он был удивлён тем, что спасение – дар от Бога по вере в Иешуа Мессию, и что собственная его праведность без этого спасения – ничто в Его глазах.
Рушилось то, что когда-то он считал духовной жизнью: строгое соблюдение традиций, предписанных раввинами и Талмудом. Оказалось, всё проще: чтобы спастись нужно уверовать в Машиаха. Как же быть с тем, чему его учили годами? неужели, всё напрасно? Он всё ещё цеплялся за это. «Бог мой,» – воскликнул он, – «не покидай меня! Я – еврей, дитя Авраама, Твоего друга. От юности своей хранил я Твой святой закон. Не наказывай меня, не лишай меня мира и покоя в сердце моём, чтобы жизнь моя не стала тяжким бременем. Не удаляй лица Твоего от меня, чтобы я не сошёл в могилу!» Но, мир так и не наступил.

Преодолённая ненависть

По мере исследования Писаний закоренелая ненависть к имени Иешуа рассеялась. Ведь Иешуа являл евреям только любовь. Разве не Он оплакивал Иерусалим? И не Он ли сжалился над ними? Разве не Он молился за Своих убийц на кресте, где Его и распяли?
И в какой-то день он сдался… Вот как это описывает Давид: «Однажды вечером Дух Божий поставил меня на колени, и я заплакал: «Боже, если ничто меня не спасёт, кроме веры в Иешуа, то дай мне эту веру, и помоги мне полюбить это драгоценное Имя, которое я так долго презирал и ненавидел. Ты обещал спасти того, кто приходит к Тебе во имя Его. Спаси меня, Боже!» Потом я ещё стоял на коленях, затем встал со словами: «Славлю Тебя Господи. Ты гневался на меня, но отвратил гнев Твой и утешил меня. Вот, Бог – спасение моё, уповаю на Него и не боюсь, ибо Господь – сила моя и пение моё – Господь; и Он был мне во спасение»»(Ис.12: 1-2).

Давид Барон стал настоящим мужем Божиим. Работая в миссиях для евреев, он в 1893 г. стал одним из основателей иудео-христианского свидетельства Израилю в Лондоне в Вайтчепел. Среди книг, которые он писал: «Древние Писания для современного еврея», «Видения и пророчества Захарии» и «Образы в псалмах и пророчествах».

Источник:
Автор: Стив Мальц и воспроизводится с разрешения от Premier Christian СМИ.