Эрнест Ллойд. Я считал себя единственным верующим евреем в мире

Ernest LloydУдивительная история жизни Эрнеста Ллойда (1913-2010)
Почти за 80 лет служения своему Господу он привел к Мессии многих евреев. Историю своей жизни он рассказал мне в 1996 году, а перед вами – ее сокращенная версия.

«Мой лучший друг – еврей»
В два года я оказался в сильно ортодоксальном еврейском детском доме.
В 11 лет со мной произошло то, что оставило след на всей моей оставшейся жизни. По дороге из школы какие-то дети начали бросать в нас, еврейских детей, камни с криками: “Вы распяли Иисуса”.
С тех пор так случалось часто.
Однажды нас позвала старушка.
«Не убегайте, я кое-что скажу вам. Мой лучший друг – еврей!»
«Но вы-то не еврейка. Кто же ваш большой друг-еврей?» – отреагировали мы недоверчиво.
«Иисус»,- ответила она.
«Иисус …?» – с отвращением переспросили мы, – «мы не хотим иметь ничего общего с ним! Мы – евреи и останемся ими».
Директор детского дома нам четко внушил: никогда не говорить с теми, кто говорит об Иисусе.

За эти годы мы с моим другом- христианином переговорили о многом, и для меня постепенно что-то прояснилось. Исчезла неприязнь к Евангелию, и в 18 лет я уверовал в Мессию. У многих была такая реакция: “О, это скоро пройдет”.
К счастью, этого не произошло. Наоборот. Я, еврей, получил прощение и новую жизнь в Мессии! И мой народ нуждался в этом!
Позже я три года учился в Общественном библейском колледже. Тогда я считал себя единственным верующим евреем в мире. Я очень любил своих братьев и сестер во Христе, но где были мои собратья по плоти?
Как-то мой старший брат-еврей из верующих взял меня на субботнее служение, где я увидел до 90 верующих евреев. Это была община «Международного еврейского христианского альянса».
Однажды меня вызвал директор миссии. “Около пяти лет мы молились, чтобы Господь послал молодого верующего еврея, который бы учил в церквях о значении слов: «Ибо я не стыжусь благовествования Христова, потому что [оно] есть сила Божья ко спасению всякому верующему, во-первых, Иудею, [потом] и Эллину» (Рим.1: 16).
Я опустился на колени и начал молиться: «Господи, не этого я хотел, но, если, Твоя воля, – то, вот я». (Эрнесту в то время было 21 год, (ред.)).
Вскоре после этого меня назначили Секретарем миссии.
После войны мы как миссия трудились в Южной Африке, где проживали около 110 000 беженцев-евреев, в Австралии, Канаде и Новой Зеландии. Я ее возглавил, а это означало, что меня часто по нескольку месяцев не было дома.

До самой смерти у Эрнеста Ллойда не было другого желания, кроме как: привести свой народ к Мессии Израиля!